Создание пограничной службы в Приаргунье

Создание пограничной службы в Приаргунье

Гражданская война «сломала устоявшийся порядок» по всей стране и на аргунской земле тоже. Границы «обрушились» (221.  – с. 49). Их нужно было строить заново.

Одновременно с формированием границ шел процесс «создания новой системы охраны границы. После победы Октябрьской революций принимаются меры по наведению порядка на границах Советской республики. 3 ноября 1917 г. Военно - революционный комитет принял постановление о временном закрытии границы» (251. – с. 86).

30 марта 1918г. на базе бывшего штаба Отдельного корпуса пограничной стражи было сформировано Главное управление пограничной охраны при народном комиссариате финансов РСФСР. 28 мая 1918г. СНК принял Декрет об учреждении пограничной охраны РСФСР.

«19 мая 1920г. Совет рабоче-крестьянской обороны принял постановление об экстренных мерах по усилению охраны границ республики. На восстановленные рубежи выходили и брали их под охрану части и соединения Красной Армии. Однако, у полевых частей не было необходимого опыта борьбы с диверсантами, шпионами, контрабандистами. Учитывая это, Совет Труда и Обороны своим постановлением от 24 ноября  1920г всю ответственность за охрану границы возложил на Особый отдел ВЧК. 19 января 1921г постановлением СТО были созданы специальные войска ВЧК» (607. – с. 80).

В сентябре 1922г. постановлением Совета Труда и Обороны охрана всех границ передается в ведение Государственного политического управление (ГПУ) НКВД, которое было создано в феврале 1922г. на базе ВЧК. «Для решения этой задачи создавался 50-тысячный Отдельный пограничный корпус войск ГПУ. В 1924г. завершается создание наиболее целесообразной организационной структуры погранохраны: пограничные органы и войска были объединены в единый аппарат пограничной охраны ОГПУ. Вводилась новая организационная структура пограничных войск: округ, отряд, комендатура, застава. В приказе от 25 февраля 1924г. «О реорганизации пограничной охраны» отмечалось, что основным подразделением войсковой охраны границы является пограничная застава» (559. – с. 79). 

Новая организационная структура, сохранившаяся, в основном, до наших дней, была более подвижна, давала возможность маневрировать силами и средствами, что значительно улучшило качество охраны границы.

5 ноября 1921 года РСФСР и Монголия подписали соглашение об установлении «дружеских отношений. Соглашение устанавливало основные положения таможенной политики, определяло прохождение государственной границы между странами. 31 мая 1924г. между СССР и Китаем было подписано соглашение «Об общих принципах для урегулирования вопросов между СССР и Китайской республикой». Соглашение предусматривало нормализацию отношений между странами по всем направлениям. Стороны обязаны были поддерживать исторически сложившиеся границы» (552. – с. 91). 

До 1923 года охрана  государственной границы поручалась вооруженным частям и подразделениям, вышедшим к государственной границе после разгрома белогвардейских банд, часть которых укрылась на территории Китая.

С 15 февраля  по апрель1924 года был сформирован 19-й погранотряд  ЧПО  Амурского ДВО. «В его составе: две погранкомендатуры, дислоцированные в с. Средняя Борзя и Усть-Уров и шесть застав, численностью по 10 человек в пос. Зоргол, Булдуруевский-2, Олоченский, Аргунский, Н-Башу-ревский, Мучеканский. Протяженность участка  более 500 км.» (89.- с. 126).  Возглавил пограничный отряд М. Князев (погиб в бою с бандитами в 1925 году). 16 февраля 1925 года  19 отряд переименован  в Нерчинский  кавалерийский пограничный отряд. Командир - майор Горбачев Л.Н., руководил до 1941 года. (Погиб  в боях с фашистами за город Калинин).

В начале тридцатых годов на «забайкальской и дальневосточной границах нашей страны появился знакомый враг - японские милитаристы, вынашивавшие захватнические планы. Японский военный атташе в Москве писал в Токио, в генеральный штаб: "Нам нужно будет осуществить продвижение по меньшей мере до Байкала. В том случае, если мы остановимся на байкальской линии, Япония должна будет рассматривать оккупированный Дальневосточный край как часть владений империи. На этой территории наши войска должны расположиться в порядке военных поселений, то есть на долгие времена" (522. – с. 89).

В 1931 году Япония оккупировала Маньчжурию. «Японские войска на большом расстоянии вышли на линию государственной границы Китая с СССР» (523. – с. 304).  Это резко обострило обстановку по всей линии государственной границы в Забайкалье в том числе в Приаргунье. Японские разведывательные органы «наводнили Маньчжурский прикордон своей многочисленной агентурой», нацелив ее на «подрывную работу» в пограничной полосе и в глубоком тылу нашей страны. «Воспрянула духом» белогвардейская эмиграция, «щедро оплачиваемая теперь уже новыми хозяевами. В Харбине штаб белогвардейского казачьего войска создал многочисленные диверсионно-разведывательные организации, поставляющие японской разведке шпионов и диверсантов» (221. – с. 53).

В результате обстановка на участке отряда в 1937-40 гг. осложнилась. Отряд дислоцировался в 350 км от железной дороги. «Оторванность отряда от погранзастав, трудность материального обеспечения, вызнанные бездорожьем, очень усложняли службу по охране границы вызывающее поведение японо-маньчжур требовало твердой выдержки и постоянной  боевой готовности. В эти годы отряд задержал более 150 нарушителей границы, из них более 40 разоблачены как агенты японской разведки». (421. – с. 87)

«За последнее время, – говорилось в сообщении ТАСС от 25 февраля 1939 года, – вновь участились случаи перехода на советскую территорию японо-манчжур и неизбежных при этом столкновений. Наиболее крупное столкновение имело место 31 января близ заставы Кайластуевская, когда советский пограничный наряд в составе пяти бойцов под командованием младшего лейтенанта Костинюка был внезапно обстрелян ружейно-пулемётным огнем группой японо-манчжурских солдат в количестве 18 человек, расположившихся на принадлежащем СССР острове реки Аргунь… в 5 километрах южнее поселка Кайластуевский. Пограннаряд вынужден был вступить  с японо-манчжурскими в перестрелку. При помощи подоспевшего подкрепления ему удалось выбить с острова японо-манчжур, унесших с собой семь человек раненными. С советской стороны ранен командир отделения  Калитин» (559. – 67.).

После событий 1939 г. У озера Хасан и на р. Халхин-Гол, которые закончились поражением японо-маньчжурских войск. Стало меньше нарушений границы вооруженными группами, сократились обстрелы пограничных нарядов с сопредельной стороны. Хотя не уменьшилось число попыток «заслать в наш тыл шпионов и диверсантов» (525. – с. 75).

С первых дней 1940 года японцы на участках границы по реке Аргуни вновь «активизировали провокационную деятельность». Продолжалась «концентрация японских войск в маньчжурском прикордоне». На главных направлениях японцы «сосредоточили крупные войсковые гарнизоны, подведя их непосредственно к линии государственной границы» (525. - 76).

Штаб Квантунской армии «деятельно готовил плацдарм для воины против СССР».  Осуществлялись не только военные мероприятия. Японское командование, опираясь на «откровенно фашистские и профашистские организации», вело активную антисоветскую агитацию. В «больших масштабах» печатались листовки, воззвания, плакаты, распространяемые в Маньчжурии, в которых «изращалась внешнеполитическая деятельность Советского Союза, дискредитировались его мирные шаги».

«Вызывающе вела себя пограничная охрана неприятельской территории: устраивались засады, участились попытки захвата советских граждан на принадлежащих нам островах во время сенокоса и заготовки дров. Необоснованно претендуя на некоторые острова реки Аргуни, японо-маньчжуры забрасывали туда вооруженные группы, которые нашим пограничникам приходилось часто изгонять с боем. Нередко провокации носили политический характер» (523. – с. 307).

Весной и в начале лета 1941 года военные приготовления «империалистической Японии стали особенно заметными. На всем протяжении границы Забайкальского округа японское командование продолжало строить укрепления. Участились дневные и особенно ночные военные учения Маньчжурского и Чжалайнорского гарнизонов с применением танков. Началась усиленная концентрация у границ пехотных дивизий, артиллерии, танков противника» (221. – с. 56).

В заключение, следует отметить, что охрана государственной границы со стороны СССР в этот исторический период усилилась. В приграничную полосу были переброшены дополнительные воинские части, возводились новые пограничные укрепления. «Улучшилось взаимодействие пограничников с подразделениями и частями Красной Армии; в необходимых случаях формировались комбинированные группы пограничников и красноармейцев, к охране границы привлекался также партийный и советский актив приграничных районов» (221.- с. 77). В военных операциях против белобандитов участвовали и бывшие красные партизаны, отряды чоновцев.

    Добавить отзыв
         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных